KHR:Свободный полет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR:Свободный полет » Прочее » Шоссе


Шоссе

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

* * *

0

2

Черную пелену перед глазами медленно разрезала полоса яркого света, пугливо дрогнула, а затем начала расширяться, впуская в сознание Джессо ослепительный дневной свет и необычайно яркие краски. Парень медленно открыл глаза и встретился взглядом с безмятежным и всеобъемлющим небом. Оно было настолько глубоким и чистым, что хотелось просто бесконечно падать в него, ощущая призрачность недолговременного полета.
Небо Намимори равнодушно смотрело на лежащего под ним уже не первый час до сих пор неподвижного мужчину. Вечному и мудрому небу нет дела до имен и званий, для него босс Милльфиоре лишь песчинка в людском океане.
Я умер? - чуть удивленно пронеслось в белокурой голове Бьякурана. В голове было необычайно пусто, и мысль немного пометавшись там в полном одиночестве, так и не нашла ответа на свой вопрос. Через несколько минут парень почувствовал, что его мышцы от долгого пребывания на холодной твердой поверхности затекли и закоченели, и только поэтому создавалось ощущение полной бестелесности. Повертев головой, увеличивая обзор, Джессо заметил кроны деревьев, а, чуть приподнявшись - и все шоссе.
-Нужно признать, это был довольно оригинальный способ от меня избавиться, вот только кажется, что машины тут уже давно не ходят, - даже с каким-то едва уловимым упреком неизвестным врагам пробормотал парень.
Что он тут делает, Джессо понимал довольно слабо, да и вообще что-то подсказывало ему, что память с упорством маньяка не хочет открывать ему чего-то очень важного. Игра в Чойс, побег этой чертовки из под контроля... А дальше...
А дальше не помню... - честно признался белоснежный мафиози самому себе.
Только вот... Тринисетте у меня все же умыкнули
Тонкие белые пальцы в бешенстве и бессилии заскользили по асфальту, пытаясь его процарапать и разорвать, но шершавая поверхность все же устояла против гнева Неба Милльфиоре. Все же рука, на которой раньше красовалось кольцо, сейчас выглядела довольно сиротливо.
-Нет... – наполненное болью слово можно было различить лишь по движению губ.

Отредактировано Byakuran Jesso (2010-04-08 01:52:33)

0

3

"Темно..." - первая мысль, отдавшаяся гулким эхом в привычно пустующем сознании Химе, гулко ударилась о стенки черепа, заставляя маленькую Принцессу чуть шевельнуть пересохшими губами. "Больно..." - ноющая ссадина на левом бедре, что крепко приложилось о шершавый асфальт, не давала вновь провалится в одурманивающе-тяжелую полудрему. Юни разлепила ресницы, едва приоткрывая глаза, и тут же зажмурилась - безжалостное солнце нещадно обожгло не привыкшую к свету сетчатку. "Жива?" - дрогнувшие ресницы вновь приоткрылись, на этот раз встреча со светилом прошла успешнее. "Где я?" - кажется немых вопросов становилось все больше с каждой секундой, с каждым новым болезненным вдохом, отдававшимся в грудной клетке саднящей болью. "Это невозможно..." - Неро свыклась с ощущением пустоты в сознании, но на этот раз оно было слишком... Слишком не таким. Слишком гулким, словно в глубокий колодец кинули камень и от шершавых влажных стен отразилось глухое эхо удара. Не было пьянящего дурмана сладких анемонов, не было приторного ощущения чужой власти над собственным "я". Было пусто.
Тело ныло, затекшее за часы обитания на прохладном крошеве серого полотна шоссе. Впрочем, то что это шоссе Принцесса пока не понимала - слишком нежданным было пробуждение после "смерти". Бок и левая нога, не прикрытые формой Мильфиорре, незначительно пострадали, тонко намекая маленькой Лилии о том, что посадка была жестковатой.
Память пустовала, будто там никогда и не было воспоминаний. Последнее, что отпечаталось в тусклом сознании - ослепительная вспышка пламени, объявшая хрупкий детский силуэт и всепожирающий немой страх, прожегший разум Юни в момент осознания собственной участи.  "Быть не мо..." - голову словно пронзила резкая, свистящая боль, похожая на ту самую вспышку, якобы унесшую жизнь маленькой аркобалено. Пульс бил набат в висках, заставляя девочку морщится от каждого болезненного толчка. Ослабленная выбросом чудовищных размеров энергии, с подбитым в плену Бьякурана здоровьем, неудивительно, что юная Химе умудрилась простыть, пролежав на холодном асфальте свыше нескольких часов. Пустующее сознание начала медленно заволакивать алая пелена горячечного жара, пока еще блеклая, но грозящая перерасти в нечто опасное для ослабленного здоровья, если Юни продолжит сеансы солнечных ванн на сером полотне дороги.
"Где... люди?" - вполне резонно задалась немым вопросом Неро, пытаясь выветрить из головы алое марево лихорадки. "Пусто..." Приподнявшись на дрожащих руках, юная Лилия заметила, что с плеч и головы пропал белоснежный форменный наряд альянса, но едва теплая, блекло сияющая пустышка все также ютится на груди. "Что за.." Впрочем, додумать Химе не успела, с тихим глухим стоном опустившись обратно на асфальт, проваливаясь в липкие лапы простудной горячки.

Отредактировано Yuni (2010-04-08 22:53:47)

0

4

Дейзи ничего не понимал. Ни-че-го. Совсем. Он умер, наконец-то ему выдалась данная возможность... Но всё бы было просто, слишком просто. Воспоминания были свежими и не особо радовали - его убили, причём, убили с особой жестокостью. Шипы пронзали тело, и без того покалеченное становлением Венком, а безжалостный молодой человек, который и нанёс ему поражение, не долго думая, снял с пальца последнюю ниточку надежды выжить и не подвести Бьякурана-саму - кольцо Солнца Маре.
- Это...ад?
Было холодно. И почему-то, страшно. Хотя, всё давно осталось позади. Сколько он лежал без сознания на обочине, Дейзи не знал. Когда пришло сознание, он ещё долго боялся открыть глаза - липкий, тягучий ужас, будто бы, наполнил веки тяжёлым свинцом. Именно наощупь был найден извечный спутник, которому можно было доверить всё, который с самого детства был свидетелем злоключений Хранителя и которому, пожалуй, по жизни досталось ничуть не меньше, плюшевый розовый заяц.
Пальцы судорожно зарылись в ставшие такими привычными складки ткани, страх слегка отступил. Но глаза открывать не хотелось - воображение рисовало парнишке ужасающие картины на тему "а какой он, всё-таки, Ад?". И посему, момент встречи с неминуемым хотелось отсрочить.
- Страшно...
Едва слышно, скорее даже одними губами. Сейчас вряд ли кому-то он нужен. Он снова брошен на произвол судьбы. Вся его жизнь была сплошным адом, и, ожидать в конце другого продолжения было бы глупо. Всё так же, наощупь, найдя опору, Дейзи прислонился к ней спиной. Шероховатая, прохладная. Это прекрасно чувствовалось сквозь разодранную в клочья одежду. Нужно было осмотреться. Бывшее Солнце Маре, стиснув зубы, приоткрыл один глаз.
Ничего не произошло. В принципе, пейзаж, который спустя пару секунд, пока глаза привыкали к свету, предстал перед глазами парня, был слишком обыденный. Даже на секунду наступило разочарование - совсем не так он себе нынешнюю реальность представлял.
Трава обочины. Мягкая, шелковистая, ещё покрытая последними капельками росы, переливающейся на солнце. Дорога ведёт куда-то в неизвестность. Первым желанием было встать и пойти по ней, вдруг куда приведёт, но парень остался неподвижно сидеть на месте. Всё-таки, неизвестность, пожалуй, самое страшное, что можно себе представить.
Дейзи возвел глаза к небу и замер. Когда придёт время, возможно, его отсюда заберут. Надеяться на это было глупо, но ничего другого не оставалось.
- Бьякуран-сама... Что будет дальше?
Вопрос повис в воздухе, ибо ответить было некому. Заяц смотрел на хозяина отсутствующими глазами и молчал.

0

5

Синее небо и ласковый шелест листвы... Как не крути, а очнуться босс Милльфиоре мог в куда более неприглядном месте. Величественность и тишину данного места все же не растревожили ни вопли отчаяния, ни истерический смех. Подумаешь, мелкая паршивка из-пoд носа умыкнула соски Аркобалено... Вонгола не отдала поигранные кольца... Хранители поголовно разбиты.... На тринисетте, сияющем в воображении Бьякурана, словно перегоревшие лампочки гасли его составляющие. И когда последняя из них погасла, и к сознанию вновь потянулись щупальца истеричного темного отчаяния, Джессо открыл глаза и глубоко вдохнул прохладный, свежий утренний воздух. Все же просто так отступить, если в других мирах триннисете складывается с легкостью детского паззла, было глупо. Просто кто-то расслабился и где-то ошибся. Да и кто знал, что ключ к объединению миров - эта маленькая девочка из Джиглио Неро?
А ведь ты обладал ей...
Джессо вслушался в пение утренних пташек, пытаясь вернуть душевное равновесие, но в это утро его чувство прекрасного было в очередной раз оскорблено. Пение больше походило на заунывные кладбищенские подвывания, пробирающие до костей своей бездарностью и жутким звучанием. Поморщившись, Бьякуран сел и прислушался, ибо в этом скулеже все же было что-то до озноба знакомое.
- Бьякуран-сама... Что будет дальше?
А дальше либо этот мир отдастся мне по-хорошему, либо по плохому. Альтернативного варианта будущего не дано - мысленно ответил Джессо, даже не осознав, откуда пришел вопрос. И тут же резко обернулся на голос, едва не поцеловавшись с асфальтом от резкого движения.
-Дейзи-кун? - Бьякуран немного нервно и криво улыбнулся, остановившись взглядом на бедном запуганном ребенке.
Плюс один в твою пользу, Бья-кун... В каком сейчас состоянии не были его венки, но преданности им было не занимать.
-Дейзи-кун, подойди сюда, - ласково позвал ребенка Бьякуран. Все же Джессо не был глупым суперменом, пытающимся исключительной глупостью в одиночку спасти либо захватить мир. Союзников нужно холить и лелеять, пока есть смысл в их существовании.
Джессо медленно встал и отряхнул от пыли изрядно потрепанную форму. Видеть себя со стороны в данный момент босс Милльфиоре не хотел - ничего приглядного после поражения там быть не может, а вот когда выпадет возможность вымыться и сменить одежду, еще не известно.

0

6

Алое марево лихорадки медленно, но верно заполнило пустующее пространство сознания, назло путая мысли, сбивая их в неясные тесные клубки, не позволяя здраво соображать и оценивать ситуацию. Юни хотелось вечно лежать вот так под палящим солнцем, прижимаясь разгоряченной щекой к прохладному шершавому асфальту, и лишь остатки здравого разума отдавались болезненным набатом где-то среди багровой пелены горячки, словно из раза в раз умоляя Химе очнуться. "Нет... Надо понять... Где я..." - с трудом разрывая оковы слабости, будто свинцом заполнившие все тело, Неро пошевелилась и рывком поднялась с серого полотна шоссе на колени. Сие необдуманное действие отдалось гулким низким колокольным ударом в черепе, расколовшим и без того ноющую голову болезненной вспышкой мигрени. "Больно..." Перед глазами Принцессы отплясывали дьявольский вальс багровые, пурпурные и алые пятна, закручивающиеся в адском ярком калейдоскопе, мешающем сосредоточится на картинке перед собой. С грехом пополам сфокусировав зрение, Юни глубоко вдохнула, впуская в легкие порцию свежего воздуха, на миг отрезвившего сознание.
Казалось, органы чувств разучились действовать сообща, и восприятие окружающего мира текло совсем медленно и как-то не синхронно. Фокус небесно-синих очей с поволокой гриппозной лихорадки словил зеленеющие холмы вдали, чистейшее небо без единого облачка и умиротворяющий пейзажик неподалеку, до боли знакомый маленькой Химе. "Я здесь уже была... Где здесь?" - память упорно отказывалась демонстрировать кадры недалекого прошлого, настойчиво погружаясь в уютное липкое тепло болезни. Из убаюкивающе-сладкого дурмана горячки Юни вырвал собственный слух, приглушенно уловивший отстраненный диалог неподалеку.
-Бьякуран сама... Что будет дальше?
-Дейзи кун? Дейзи кун, подойди сюда.

Не вникая в смысл слов, Химе резко обернулась на голоса и с трудом сфокусировалась на двух фигурах неподалеку. Мутный взгляд словил грязно белую форму на человеке повыше, затем хорошо знакомые эполеты на плечах и наконец ослепительно белую растрепанную шевелюру. Даже не видя с дальнего расстояния фиолетовой метки под глазом, Юни могла поклясться, что человек в десятке метров от нее - ни кто иной как Босс Мильфиоре. "Джессо? Галлюцинация?" - с надеждой предположила Химе, с трудом поднимаясь на ноги и пошатываясь подбредая к дорожному знаку. "Быть не может..." Пальцы Неро машинально впились в тускло поблескивающую соску на груди, словно пытаясь найти поддержки у бесконечного Неба Аркобалено. "Я сплю... Это бред..." - тепло пустышки под ладонью будто вселило в Химе уверенность и та, пристально вглядываясь в силуэт, сипло выдохнула, еле шевеля пересохшими губами:
-Бьякуран?

0

7

Эх, пообещал Лоле отписаться - полезай в кузов... Т/Т

Дейзи похлопал глазами. Голос, раздавшийся внезапно был знакомым и каким-то не реальным в данной ситуации. Парнишка пару раз моргнул, ущипнул себя за ногу. Ничего не изменилось. Всё тот же пейзаж, всё тот же запах скошеной травы и придорожной пыли, те же ощущения... Значит, это реально. Ещё некоторое время посидев в раздумьях плана "как быть дальше?", Маргаритка всё де аккуратно, внимательно оглядываясь по сторонам, на четвереньках выполз из-за столба.
"Я подвёл Бьякурана-саму... Я не вернул Юни-саму... Что со мной будет? Накажут?" - мысли роились в голове как-то непроизвольно и контролировать их было невозможно. Они возникали одна за одн6ой, рисуя в воображении экс-солнца Маре довольно живописные кровавые сцены возмездия за невыполненный приказ. Снова стало страшно - сейчас у него не было кольца и абсолютная беззащитность как-то душу не грела.
- Бьякуран-сама... а что вы здесь делаете? - честные напуганные зелёные глазищи уставились на некогда бывшего главу Мильфиоре, а сейчас... сейчас неизвестно, кто он. Просто человек, наверное... Не долго думая, Дейзи, не смотря на всё же существующую угрозу расправы, попытался подняться с четверенек, но затёкшие от долгого сидения конечности дали о себе знать и парень с тихим "ой!" уселся на землю, временно попытки оставив и решив, что куда более полезно сидеть и разглядывать Бьякурана. Желательно, милыми кавайными глазками. Тогда, авось, не прибьёт. Ещё, для правдоподобности зайцем прикрылся. В общем, видок сейчас у мальчишки был ещё тот: порванная в клочья одежда была присыпана тонким слоем пыли, в которой, надо отметить были и все руки, чумазое от лежания на земле и прочих жизненных невзгод личико наводило на мысли о детях-беженцах, поза "на пятой точке, подобрав коленки по бокам от этой, собственно, точки, ибо по другому её вряд ли можно живописать, или у автора не хватает словарного запаса" и потрёпаный заяц в руках... Прелесть, а не ребёнок.
- Бьякуран-сама... Простите, я старался вернуть Юни-саму. Но они убили моего солнечного носорога (кажется, именно эта тварюга у Дейзи в коробке...) и были очень сильными. Я не смог с ними расправиться... Я очень сожалею. - теперь оставалось ждать либо казни, либо помилования. В зависимости от настроения Бьякурана.

0

8

Едва уловимая, двусмысленная ухмылка тронула губы Джессо, и сбежала так же быстро, словно нежный лепесток сакуры, подхваченный свежим утренним ветерком. Чуть растрепанный, в перепачканной, местами порванной одежде, он все еще оставался главой Милльфиоре, пусть без колец, подчиненных и мирового господства, но гордый, прекрасный и самовлюбленный. Бьякуран опустил взгляд на существо, буквально упавшее к его ногам. Солнце Милльфиоре сейчас было до такой степени жалким и беззащитным, что купило бы любого, пробив либо на умиление либо на презрение.
Страшно... Ведь тебе и правда страшно, Дейзи-кун...
Венки помнят, что случилось с Призрачным Рыцарем, отлично помнят. И никто слова не скажет в его защиту или оправдание. Один глупый щенок поплатился за свою надоедливость, а остальные радостно тявкая, несутся навстречу хозяину и смешно отталкивают друг друга, чтобы урвать чуть больше ядовито сладкой и приторной ласки господина. И если завтра кто-то из этих бестолковых и преданных венков вновь сгинет в небытие, остальные все так же счастливо будут вилять хвостами и лизать шершавыми язычками холеные руки Джессо.
Бьякуран чуть склонил голову на бок и прикрыл раскосые фиалковые глаза. А затем, слащаво улыбнувшись, вновь посмотрел на мальчика у своих ног
-Отдыхаю, Дейзи-кун. Здесь очень легко дышится, не правда ли?
Джессо снова прикрыл глаза. Любоваться он мог лишь тем, что действительно красиво и эстетично, а угрюмо-депрессивный вид ребенка уж слишком контрастировал с аурой непробиваемой беззаботности и самовлюбленности босса Милльфиоре. Если это создание сейчас разрыдается от беззащитности и будет сокрушаться по поводу того, что не оправдал надежды Бьякурана-самы, его шансы вызвать раздражение босса заметно повысятся вплоть до бонусного смывания грехов кровью. Джессо добрый, всегда поможет вам разобраться с вашей совестью кардинально, лишь бы только не объект нытья заткнулся.
-Бьякуран?
Непонятный шум за спиной, сначала списанный на игру ветра со слишком рано опавшими листочками, вдруг приобрел совсем другое звучание. Мужчина повернул голову в сторону возгласа и от изумления даже чуть приоткрыл губы, но тут же совладал с собой, уставился недобрым фиолетовым глазом на объект своей ненормальной и запретной страсти - робкую и беззащитную Юни-тян. Нет, к прискорбию многих, педофилом Джессо никогда не был, но деятельность по составлению Тринисетте требовала небольшого пересмотра вкусов и предпочтений.
Бьякуран обернулся и практически промурлыкал:
-Дейзи-кун, не стоит так переживать! Тебе как раз представилась возможность вернуть нашу непослушную Юни-тян...

Отредактировано Byakuran Jesso (2010-04-30 01:08:05)

0

9

Юни редко о чем жалела, но на данный момент, даже в полном клубов сизовато-алого, грязного тумана, сознании билась тревожная мысль, с каждым моментом перерастающая в паническую навязчивую идею. Теперь, когда зрение полностью вернулось к Химе и поймало в фокус высокую фигуру недале, чем вчерашнего босса Мильфиоре, когда небесно голубые глаза разглядели в сжавшемся рядом с белоснежным мафиози клубке Солнце Мильфиоре, вот теперь маленькая Неро пожалела о том, что вообще пришла в себя. Когда свет пустышки, казавшийся ей таким нереальным и космическим, поглотил ее хрупкий силуэт, по ее восприятию парой часов ранее, она думала, что наконец обретет покой и свободу, кою у нее безжалостно отняли против воли.
Руки Лилии предательски дрожали, тонкие пальцы скользили по гладкой холодной поверхности дорожного знака, а пересохшие губы буквально спустя полминуты кровоточили - от отчаяния принцесса впилась зубами в нижнюю губу, прокусив ту до кровавых капель. "Не может быть..." Шаг назад. Юни перенесла вес тела и пошатнулась, ноги явно не хотели слушаться маленькую Химе. На лбу девочки выступили мелкие капельки испарины - видно "своевременная" простуда дала таки о себе знать. "Солнце и Небо..." На секунду принцесса закрыла глаза и погрузилась в сознание, затянутое пленкой лихорадки. "Обман. Это ложь..." Мучительно долгое мгновение ушло на то, чтобы разлепить веки и вновь сфокусировать мутный взор небесных очей на парочке неподалеку.
"Дейзи... Кажется так его звали..." Юни не помнила, точнее не особо заостряла внимание на Шести Погребальных Венках Мильфиоре, а потому имя Хранителя Солнца, выуженное из недр памяти, далось маленькой Лилии непросто. В раскалывающейся от мигрени и озноба голове мелькали смутные картинки из прошлого - наконец ее воспоминания начали обретать форму. На подсознательном уровне череп начал наполнять животный непреодолимый страх перед белым человеком и его спутником. Не то чтобы Неро трусила, просто инстинкт самосохранения, а также неприкрытая агрессия в фиалковом с прищуром взгляде давече ее Босса буквально накрыли юную наследницу Джиглио Неро с головой. Девочка не знала истинной силы Солнца - ей, слава Богам, не довелось видеть воочию истинную мощь Венков; девочка не знала истинных способностей Неба, точнее не видела их своими глазами, но была неплохо осведомлена о "потолке" подобных возможностей. И даже находясь в полубредовом состоянии лихорадки Неро прекрасно понимала, что она может только одно...
"Бежать..." - пульсировало где то под коркой мозга, на уровне условного рефлекса. Бежать, дальше, быстрее, лишь бы не встречаться с пронзительным белоснежным человеком взглядом. Снова. Джиглио Неро не боялась бы Бьякурана в обыденной обстановке, точнее тщательно бы это скрывала, но сейчас, когда температурящее сознание наполнено маревом горячки, когда все привычные рамки стерты только из-за невозможности их соблюдения - сейчас первобытное животное желание убежать, забиться в темный угол и никогда, никогда не видеть больше яркого белого траурного цвета брало верх.
Юни знобило. Ноги предательски подкашивались и отказывались удерживать владелицу в вертикальном положении. Сделав пару шагов назад, отступая, словно забитый зверь отступает в угол, огрызаясь и шипя, поглядывая на мучителей изможденно-укоряющим взглядом, Неро оторвала ладони от шероховатой поверхности столба и сжала их на вспыхнувшей отчаянным светом на груди пустышке. "Нет..."

0

10

Офф: с каждым постом Дейзи всё многословнее и многословнее... хДД

Дейзи редко задумывался о причинах своего существования. Но теперь почему-то в голову лезли странные мысли непонятного происхождения. Бьякуран-сама вытащил его из того места, которому бы он предпочёл даже преисподнюю. Он подарил ему свободу, хоть и формальную, но всё же... Небо Маре сделал доброе дело и теперь следовало его слушаться. Это как с родителями - у них любовь, а нам теперь мучайся. А в принципе, что ещё должно волновать ребёнка? Хотя, ребёнком Солнце давно не был - жизнь его так потрепала, что детство было похоронено ещё в далёком прошлом, в братской могиле всех "приютных".
- Хай, Бьякуран-сама.
Его приказов нельзя было ослушаться - чревато. Он с лёгкостью избавлялся даже от самых верных, что уже говорить о непокорных? Смерть он бы им придумал страааашную, люуууутую(с)
Парнишка поднялся на ноги, слушались они ещё плохо, но стоять он мог уже довольно твёрдо, и медленно подошёл к Юни, присел рядом, заглядывая в бездонные голубые глаза.
- Боишься? Я тоже боюсь.
Дейзи на секунду зажмурился, подбирая слова. Схватить принцессу в охапку и притащить Бьякурану было, конечно, неплохим выходом, но вряд ли босс Мильфиоре это оценит. Взвесив все за и против, Солнце накрыл ледяную ладонь Юни своей, сделав потугу на дружелюбную улыбку, выглядящую, скорее, как судорога, ибо улыбаться Венок умел либо злорадно, либо не умел вообще, и абсолютно затравленным голосом предложил:
-Давай... бояться вместе?

+1

11

Джессо медленно обернулся, и довольно, даже с чувством собственного превосходства, посмотрел на Юни. Легко смотреть с высока, когда ты здоров, красив молод и возможно до сих пор силен. Все же не обязательно иметь кольца, чтобы активировать пламя, доказательство тому Цунаеши-кун времен жесткого панцушота. А пламя - это сила, а сила - это власть над миром. Правда в очень отдаленной перспективе.
Не нужно было быть светилом медицины, чтобы понять, что ребенок болен. А вот это мировому злу уже не нравилось, ибо Тринисетте без девчонки бесполезно.
А вот сидела бы у Бьякурана - была бы здорова, сыта и ухожена. Все же Цунаеши-кун не твой принц...
Бьякуран не собирался подходить ближе, иначе терялся смысл отданных приказов, но ключ к Тринисетте и вспыхнувшая пустышка... Это было уже слишком даже для черного зефиристого сердца. Мило улыбаясь Юни, Бьякуран пошел ей навстречу, медленно и картинно, чтобы девочка успела привыкнуть к мысли, кто тут глава Милльфиорре и вообще номер один на много-много километров. И все же даже в этой ситуации он не смотрелся пафосной белой тучкой, обыкновенный слащавый паренек, чуть обеспокоенный здоровьем знакомой.
-Доброе утро, Юни-тян! Тебе нездоровится?

0


Вы здесь » KHR:Свободный полет » Прочее » Шоссе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC